.RU

Нильс-Горан Ольве Жан Рой Магнус Веттер Издательский дом "Вильяме" Москва ♦ Санкт-Петербург ♦ Киев 2004 ббк 88. 5 Я 75 0-56 - страница 16



Компании, решившие внедрить стратегические карты, рано или поздно при­ходят к необходимости каким-либо образом увязать их содержание с процессом бюджетирования и составления традиционной отчетности. В главе 10 рассматри­вается возможность использования стратегических карт для характеристики биз­неса в годовом отчете. В связи с этим бухгалтерам и контролерам часто задают вопрос о том, как они видят свою профессиональную деятельность в будущем. Заинтересованы ли они во внедрении новых показателей? Сравнение показателей финансовой отчетности и стратегических карт приведено в табл. 9.2. В левой ко­лонке перечислены некоторые преимущества финансовых показателей. Контро­леры-бухгалтеры отдают предпочтение финансовым показателям, поскольку они по-прежнему необходимы и при этом хорошо знакомы. Связь с нормативными документами и отработанная методика устранения ошибок гарантируют внима­ние и интерес к ним менеджеров. Для контролера-бухгалтера возможность огра­ничиться финансовыми показателями выглядит преимуществом, поскольку он хорошо разбирается в них и может прокомментировать любую ситуацию с их по­мощью. Некоторые контролеры-бухгалтеры ценят финансовые показатели за то, что, будучи удобным инструментом контроля, они одновременно позволяют пе­реадресовать неприятные вопросы при возникновении каких-либо трудностей. В ситуации, когда компания несет убытки или испытывает нехватку денежных средств, контролеры-бухгалтеры привлекают к себе общее внимание на собрани­ях руководящего персонала, выступая с заявлениями об этом. Однако ответствен­ность за такое положение, как правило, ложится на менеджеров. С другой сторо­ны, при применении стратегических карт каждый может принять участие в дис­куссии, поэтому исчезает возможность уклоняться от неприятных вопросов, ссылаясь на недоступность специальной (например, бухгалтерской) информации для непосвященных.

В долгосрочной перспективе использование исключительно финансовых пока­зателей не только лишает компанию многих возможностей, но и становится рис-

кованным. Возможно, это проявляется не так ярко при подведении итогов за год, когда на первый план выступают показатели прибыли. Но если компания хочет сохранить свое место в бизнесе на следующий год и дольше, ей необходимы идеи, заложенные в стратегических картах. В этом случае даже бухгалтеры с тече­нием времени привыкнут мыслить в формате стратегических карт и будут вос­принимать это как часть своих профессиональных обязанностей по формирова­нию системы контроля компании. Мы убеждены, что контроль и анализ нефи­нансовых показателей особенно полезны, если компания озабочена сбором и анализом мнений хорошо информированных специалистов и просто заинтересо­ванных лиц. Собственно говоря, и при традиционной системе бюджетирования также признавалась польза анализа таких мнений. Прямой обязанностью бухгал­теров становится внедрение и популяризация любых прогрессивных методов сти­мулирования дискуссий относительно показателей и перспектив компании.

^ СТРАТЕГИЧЕСКИЕ КАРТЫ: ПОСТОЯННЫЙ ИЛИ ПЕРИОДИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Из приведенного выше обсуждения можно сделать вывод о том, что стратеги­ческие карты органично интегрируются в процесс планировании деятельности компании. Мы выявили также возможные связи между составлением бюджетов и разработкой стратегических карт. Изо всего этого логично вытекает вопрос о том, каковы перспективы использования стратегических карт в повседневном или оперативном планировании. Или, напротив, стратегические карты применимы лишь для проводимого время от времени тематического анализа деятельности компании? Можно ли на основе данных стратегических карт анализировать по­ложение в компании в целом или только в ее отдельных подразделениях и отде­лах? Одинаково ли необходим такой анализ для всех подразделений компании и во всех случаях?

В действительности не так уж много компаний продвинулись дальше исполь­зования стратегических карт для проводимого время от времени и ограниченного по масштабам анализа. Поэтому нам недостает практического опыта для досто­верного прогноза на будущее. В практике анализа использовалось множество раз­личных методов и процедур, иногда формально напоминающих стратегические карты и не принесших компаниям ощутимой пользы, кроме еще одного отчета о состоянии бизнеса (что в общем-то тоже нелишне). Естественно, в пору внедре­ния этих методов и процедур их авторы надеялись, что они будут использоваться достаточно долго. Такие надежды существовали и по поводу различных методов бюджетирования, в том числе составления так называемых "нуль-бюджетов", ме­тодов формулирования стратегии, целевого управления (Management By Objectives — МВО). Однако через некоторое время после начала использования они теряли новизну и превращались в своего рода формальный ритуал, приме­няемый в своих отдельных частях, когда возникает какая-то конкретная потреб­ность, например обоснование заявки на выделение ресурсов. Возможно, причина этого кроется в том, что человек просто ощущает потребность время от времени заняться чем-нибудь новым и поддерживать таким образом интерес к жизни.

Тем не менее нам хотелось бы верить, что какая-либо форма мышления, во­площенного в стратегических картах, и в будущем станет вызывать живой инте­рес. Причем вряд ли это будет вопрос о количестве ключевых аспектов деятель­ности; скорее это будет стремление к организации широкого общения сотрудни­ков компании по стратегическим вопросам, изложенным в стратегических картах в структурированной форме (сами вопросы могут меняться много раз). В отличие от применявшихся в прошлом методов и процедур, эти обсуждения будут вовле­кать больше и больше сотрудников в "стратегические диалоги" (сравните с мате­риалами в главе 8). Для этого всегда будет необходим язык показателей и целей.

Очень немногие компании соглашаются на трудоемкую разработку стратегиче­ских карт лишь для того, чтобы переформулировать свою стратегию и на этом ос­тановиться. Даже вновь сформулированная стратегия имеет свойство быстро ус­таревать в результате непрерывно происходящих вокруг нас изменений. Конечно, при разработке стратегических карт первые дискуссии будут гораздо горячее, чем впоследствии, особенно если такая форма работы с персоналом не применялась. В отличие от традиционного составления бюджетов с их громоздкой системой показателей, планирование лишь нескольких показателей стратегических карт по­зволит избежать всякого рода интриг и рутинных расчетов, особенно, если оно будет повторяться ежегодно. (Пока мы не располагаем достаточной информаци­ей, чтобы подтвердить это положение.)

Если стратегические карты будут внедрены в качестве основного инструмента планирования, то неминуемо потребуется внедрение соответствующих информа­ционных технологий. Нет необходимости оценивать все показатели одинаково часто, например компетенция компании формируется довольно медленно, а вот отношение потребителей меняется очень быстро, особенно в некоторых отраслях. То же самое можно сказать об отношении персонала. Сфокусированная на при­оритетных направления картина бизнеса в стратегических картах напоминает ме­неджерам о необходимости постоянной реализации долгосрочных целей, хотя со­ответствующие измерения не обязательно проводятся так часто.

В большинстве видов деятельности есть такие операции, которые вряд ли будут часто упоминаться в стратегических картах. В первую очередь, к ним относятся операции, выполнение которых поручено контрагентам и которые не считаются стратегически важными; в частности, к ним можно отнести закупки, внутренние грузопотоки компании и т.п. Возможно, для таких операций вполне достаточно оценки в финансовых показателях. Однако, если компания стремится видеть даль­ше, чем другие, она наверняка захочет как можно раньше получать информацию о возможных в будущем переменах. Такую информацию можно получить, задокумен­тировав беседы персонала с поставщиками, потребителями, работниками внутрен­них подразделений и т.п. Она будет иметь большую ценность, по крайней мере, для непосредственно заинтересованных сотрудников или подразделений.

Отсюда можно сделать вывод, что стратегические карты приносят неодинаковую пользу различным подразделениям и видам деятельности. С практической точки зрения вполне обоснованно начать их внедрение на тех участках, где ожидается по­лучение наибольшей отдачи, и не дискредитировать проект поспешным внедрени­ем там, где особой нужды в нем не ощущают. Правда, такое неодновременное вне-

дрение проекта вызывает сложности с определением самостоятельной миссии и стратегии для пилотных подразделений. Многие компании, начавшие внедрение модели стратегических карт с одного или нескольких пилотных подразделений, вы­нуждены были остановиться, чтобы выработать четкое понимание роли этих под­разделений в компании в целом. Кроме того, обычно в дискуссию по поводу вне­дрения проекта втягиваются не только сотрудники пилотных подразделений, но и наиболее активные сотрудники из других подразделений, что также дает компании большие преимущества. Внедрение проекта в отдельно взятом подразделении предъявляет жесткие требования к простоте, ясности и современности формули­ровки корпоративной миссии и стратегии, иначе пилотное подразделение не смо­жет определить свой вклад в ее реализацию. По этой причине стратегические карты иногда характеризуют как процесс, идущий "сверху вниз". Мы считаем, что реше­ние, внедрять ли стратегические карты сверху вниз или снизу вверх, относится к компетенции каждой отдельной компании. В любом случае одной из целей процес­са является аккумуляция ценных предложений, идей и критики снизу, а к перво­степенным целям принадлежит формулировка стратегии, как основы для обсужде­ния во всей компании. Поэтому на топ-менеджеров ложится серьезная ответствен­ность за формулировку миссии и стратегии.

Необходимо отметить, что модель стратегических карт станет естественной и логичной частью управленческого контроля, ответственность за который несут контролеры-ревизоры компании. При этом ответственность за сам по себе про­цесс разработки и использования стратегических карт лежит на старших менед­жерах функциональных подразделений. В некоторых компаниях нам говорили, что вряд ли бухгалтеры будут играть слишком большую роль во внедрении стра­тегических карт, поскольку им трудно осознать необходимость использования нефинансовых показателей.

РЕЗЮМЕ

Концепция стратегических карт имеет много преимуществ, однако ее не так легко применить на практике. Обобщим рекомендации по ее применению.

рение или анализ всех показателей; в идеале управленческий контроль сводит­ся к простым процедурам проверки или к контролю за динамикой обобщаю­щего индекса. Однако топ-менеджеры должны иметь представление о том, ка­кую сумму средств можно инвестировать в развитие компетенции или в при­влечение новых потребителей, не ущемляя финансирования текущих "традиционных" проектов. Составление бюджетов на основе модели стратеги­ческих карт включает анализ инвестиционных проектов. Кроме того, оно предполагает сбор предложений и обсуждение проектов, не требующих значи­тельных финансовых ресурсов — например, совершенствование производст­венных процессов, мероприятия по поддержанию связей с потребителями, формированию компетенции.

Простое переименование идеи стратегических карт в концепцию отнюдь не облегчает нам поиск показателей, способных адекватно охарактеризовать су­щественные аспекты бизнеса. Как правило, легче всего отобрать слишком много показателей — и не получить при этом полной картины бизнеса. В этой ситуации важно не ограничиваться хорошо известными показателями. Прежде всего предпочтение должно отдаваться показателям, характеризующим стра­тегически важные аспекты деятельности. С другой стороны, проблема адек­ватности показателей не играет особой роли. Отобранные показатели должны стимулировать обсуждение положения, и это имеет решающее значение не только на этапе установления целей, но и на этапе оценки результатов. При­менение нескольких показателей поможет избежать опасности приукрашива­ния реального положения дел.

Необходимо очень внимательно подойти к ответственности за внедрение проек­та стратегических карт. Иногда возложение ответственности на контролеров вполне естественно, однако нельзя допускать, чтобы их взгляд на бизнес доми­нировал и в системе стратегических карт. Цели, показатели и планы действий разрабатываются с обязательным учетом точки зрения линейных менеджеров.

Стратегические карты могут рассматриваться как прогрессивная форма состав­ления бюджетов, в которой цели деятельности устанавливаются с помощью нефинансовых показателей. Тем не менее нецелесообразно разрабатывать сложный механизм планирования текущей и перспективной деятельности компании на основе модели стратегических карт. По нашему мнению, компа­ния должна осторожно подходить к объединению модели стратегических карт с другими методами планирования и бюджетирования.

Часть IV

Другие возможности применения стратегических карт

10

Стратегические карты как способ предоставления информации внешним пользователям

В главе 2 отмечалось, что у третьих лиц также возникает потребность понять особенности деятельности компании. Можно ли считать зарегистрированный на бирже курс акций абсолютно надежной оценкой перспектив развития компании со стороны участников рынка, каким-то образом получивших всю необходимую информацию? Едва ли, если только компания не помогла им, опубликовав дан­ные о своей деятельности. В практике составления финансовых отчетов появи­лась тенденция к предоставлению более полной информации. Принесут ли поль­зу стратегические карты при предоставлении дополнительной информации треть­им лицам? В этой главе речь пойдет главным образом о шведской страховой компании Skandia, одной из немногих внедривших эту модель.

^ СТРАТЕГИЧЕСКИЕ КАРТЫ В ТРАДИЦИОННОЙ ФИНАНСОВОЙ ОТЧЕТНОСТИ

Приводя стратегические карты в качестве дополнительной информации о компании, предоставляемой третьим лицам, компания в каком-то смысле стре­мится найти равновесие между финансовыми и нефинансовыми показателями (более подробно это обсуждалось в главе 2). Менеджеры отвечают за управление капиталом компании, и в первую очередь за управление ее денежными потоками. Но капитал, инвестированный в компанию владельцами, был вложен в различ­ные по экономической сути активы. Что же владельцы (и другие заинтересован­ные стороны) должны знать об этих активах, кроме их остаточной стоимости? Участники рынка, получившие представление о компании в концепции стратеги­ческих карт, обладают несомненным преимуществом. Разные люди могут оцени­вать компанию на основе своих собственных прогнозов и ожиданий. Например,

не противоречит ли повышенное внимание к клиентам и стремление развить оп­ределенное направление деятельности представлению о перспективах компании, сложившемуся у данного эксперта по оценке собственности? Даже если с этим все в порядке, у третьих лиц остается ряд вопросов, связанных с доверием к ру­ководству компании. Сегодня в аудиторском отчете приводятся только финансо­вые показатели, которые подлежат проверке по закону.

Skandia

Возможно, Skandia — это единственная в мире компания, приложившая огромные усилия, чтобы публично представить свою деятельность в концепции стратегических карт. Будет ли эта информация и в дальнейшем включаться в годовые отчеты компании? Skandia утвер­ждает, что все, ранее публиковавшееся как дополнение к годовым и промежуточным отче­там, со временем станет основным содержанием отчета, а традиционный финансовый отчет будет приводиться в качестве дополнения. Руководство компании отмечает, что Комиссия по ценным бумагам и биржам США (Securities and Exchange Commission — SEC) призывает зарегистрированные на бирже компании изучить опыт Skandia в этой области.

Skandia начала работу с интеллектуальным капиталом еще до внедрения стратегических карт. Понятие "интеллектуальный капитал" подразумевает, что основной задачей с самого начала было описание активов, не представленных в бухгалтерском балансе, а не "учет при­были", заработанной различными подразделениями Skandia. Но уже в дополнении к основ­ному отчету за 1994 год говорилось о внедрении стратегических карт в различных подраз­делениях Skandia. Как уже говорилось, модель получила название Skandia Navigator: она включала различные аспекты деятельности компании, в том числе трудовые ресурсы, за счет чего и была установлена связь между стратегическими картами и понятием интеллек­туального капитала. В отчетах о деятельности компании описываются стратегические карты для разных подразделений Skandia.

Чего же добилась Skandia, опубликовав данные из своих стратегических карт? Руководство компании утверждает, что дополнения вызвали огромный интерес, в том числе и среди фи­нансовых аналитиков, и распространяются почти так же широко, как и сам годовой отчет. Более детальный обзор деятельности компании, представленный в дополнениях, представ­ляет особый интерес для инвесторов, заинтересованных в ее долгосрочной стабильности. Никто не думает о риске, связанном с раскрытием секретной информации о намерениях компании. Главное — не упустить инициативу. Такой формат отчетности обладает динами­ческой энергией, способствующей повышению рыночной стоимости акций компании. Он обеспечивает внутренних и внешних пользователей информацией, позволяющей им быст­рее и полнее оценить перспективы получения прибыли Skandia.

Здесь возникает ряд вопросов. Для того чтобы подобную информацию поняли и восприняли на рынке, она должна быть лаконичной, проверяемой и основан­ной на известных показателях. Традиционная финансовая отчетность отвечает этим требованиям, а также юридическим нормам, в соответствии с которыми ли­цо, владеющее капиталом компании, владеет и самой компанией. Капитал, отра­женный в отчетности, на законных основаниях принадлежит владельцам компа­нии; на него не имеют прав ни клиенты, ни сотрудники (за исключением прав, обусловленных деловыми контрактами и трудовыми договорами). Можно ли раз­работать модель стратегических карт, одновременно отвечающую этим требова­ниям и в то же время сохраняющую свои преимущества?

Особый интерес представляет проблема проверяемости информации стратегиче­ских карт. Будут ли назначены независимые контролеры для ее проверки? Возмож­но, ими станут не сегодняшние аудиторы, а более специализированные фирмы?

Если компания должна инвестировать средства в обучение сотрудников или в бизнес-процессы, то получить финансирование будет гораздо легче, когда руко­водство сможет обосновать необходимость этих инвестиций, объяснить, как они способствуют развитию компании и какую пользу принесут в будущем. Компа­нии испытывают тревогу по поводу раскрытия подобной информации или пре­доставления ее проверяющим. Активы, создаваемые компанией, предназначены для того, чтобы в будущем приносить прибыль, и как только информация о них обнародована, конкуренты смогут без труда их воспроизвести. Но в эпоху разви­тия промышленности компании не могли скрывать от конкурентов свои инве­стиции в фабрики. Неужели сейчас все совсем по-другому? И, возможно, поли­тика Skandia по крайней мере выражает новаторскую позицию руководства, что само по себе уже привлекает внимание инвесторов.

CJ

CJ (Statens JSrnvagar) — это государственная железная дорога Швеции, а точнее, оператор, обеспечивающий соответствующий вид перевозок, после того как в 1988 году вся железнодо­рожная инфраструктура была выделена в отдельную компанию. Следуя примеру своих коллег из Skandia, сотрудники SJ также публикуют дополнение к своему годовому отчету, называемое Достижения и разработки SJ. О чем умалчивает бухгалтерский баланс. Его главная цель — предоставление дополнительной информации, в том числе данных, не вошедших в годовой от­чет, и таким образом создание более полного представления о компании. По мнению руково­дства CJ, основные финансовые показатели создают упрощенное представление о функцио­нировании компании, не отображая других ключевых аспектов ее деятельности.

Применяемые показатели во многом сходны с теми, что используются в текущих отчетах со­ветов директоров. Так, например, в графе "Персонал" приводятся следующие данные:

^ ИНФОРМАЦИЯ ИЗ СТРАТЕГИЧЕСКИХ КАРТ В ОТЧЕТАХ ДЛЯ СОБСТВЕННИКОВ

Опыт приведения нефинансовой информации в финансовой отчетности и примечаниях к ним существовал задолго до возникновения концепции стратеги­ческих карт [Johanson et al, 1998]. В 1970-е годы некоторые компании составляли расширенную форму годового отчета в рамках так называемого "общественного аудита"1, в котором в систематизированном виде приводились некоторые нефи-

1 Для получения более подробной информации см. работу [Ljung & Oftedal, 1976].

нансовые показатели, однако интерес к этому виду отчетности быстро угас. В дальнейшем к рассмотрению этой проблемы вернулись, при этом основное внимание обращалось на воздействие деятельности компании на окружающую среду. Аудиторы стали заниматься не только экологическим аудитом, но и эко­логически приемлемой стратегией развития предприятия, а также управлением природоохранной деятельностью и т.п.

Экологический аудит — это средство информирования общественности о поли­тике компании по охране окружающей среды; кроме того, он позволяет полу­чить общее представление о воздействии деятельности компании на окружаю­щую среду. Такой отчет содержит информацию о современном состоянии при­родоохранных систем компании и может стать ценным дополнением к финансовой информации при оценке стоимости компании [Nilsson, Jansson & Jansson, 1996, p. 22].

Компания особенно заинтересована в представлении такой информации своим деловым партнерам, организациям по охране окружающей среды, средствам мас­совой информации, а также проживающему вблизи населению и различным ор­ганам власти. В главе 7 мы говорили о показателях, которые могли бы подойти для этой цели. Сегодня в годовых отчетах чаще всего говорится о том, как ком­пании решают проблемы, связанные с выбросом в атмосферу вредных газов и утилизацией отходов. Вышеупомянутые дополнения к отчетам, публикуемые Skandia и SG, представляют собой единственные в своем роде попытки система­тизированного представления, в том числе и экологической, информации в соот­ветствии с концепцией стратегических карт.

Сегодня наибольший интерес у экономистов вызывает совершенствование форм и показателей финансовой отчетности. Чтобы усовершенствовать, например, оцен­ку нематериальных активов, необходимо сначала определить и описать их с помо­щью других показателей. В 1991 году Американский институт сертифицированных общественных бухгалтеров (American Institute of Certified Public Accountants — AICPA) создал организацию, впоследствии названную Комитетом Дженкинса (Jenkins Committee). Комитет провел опрос среди пользователей информации, со­держащейся в американских бухгалтерских отчетах, в основном среди инвесторов и кредиторов. Комитет предложил, чтобы в отчетах компаний, помимо других сведе­ний, приводились "максимально точные оперативные данные и критерии эффек­тивности, используемые руководством компании для управления ее деятельностью" [AICPA, 1994, ch. 5, tabl. 1], поскольку эту информацию можно использовать при оценке будущих перспектив компании. Такая информация должна описывать тор­говую и промышленную деятельность компании и использоваться для того, чтобы:

В идеале информация должна быть достоверной, существенной и сопоставимой. Однако Комитет Дженкинса отмечает, что пользователи придают больше значения динамике развития компании, чем сравнению ее показателей с показателями других компаний. Желающие провести такое сравнение могут самостоятельно откорректиро­вать все необходимое. Кроме того, включение нематериальных активов в баланс не считалось необходимым. Эту задачу посчитали слишком субъективной и сложной, и действительно гораздо важнее влияние этих активов на движение денежной налич­ности в будущем. Пользователям скорее нужна информация о характере нематери­альных активов, их происхождении и сроке их полезного использования. Комитет Дженкинса приводит следующие примеры показателей, характеризующих деятель­ность предприятия, которые можно использовать для этого.

Эти вопросы также привлекли внимание Комиссии по ценным бумагам и биржам. В 1996 году один из членов этой комиссии Стивен Уоллмен заявил об уменьшении значения бухгалтерских и финансовых отчетов для пользователей в связи с трудностями при ответе на следующие вопросы.

• ^ Куда надо направлять финансовые отчеты и каков должен быть их формат? Опытные пользователи прилагают немало усилий, детализируя информацию, собранную компаниями, затратившими на это не меньше труда. Следует ли рас­пространять гораздо больше информации, которая будет еще слабее обработана?

С. Уоллмен сравнивает сегодняшние финансовые отчеты с черно-белой фо­тографией, на которой отсутствуют полутона. Необходимо перейти от сегодняш­него "черно-белого" представления отчетов к "цветному", даже если не все "цвета" информации можно и нужно проверять.

Исследования, проведенные среди пользователей информации, обнаружили, что у них более осторожный подход, чем у бухгалтеров, в среде которых зарож­даются вышеупомянутые идеи. Многие не верят в то, что нефинансовая инфор­мация может быть сопоставимой; они, главным образом, опасаются, что такую информацию нетрудно исказить, и, таким образом, представить компанию в слишком радужном свете. Однако эти выводы основаны, как правило, на заявле­ниях крупных инвесторов и финансовых аналитиков, у которых безусловно есть дополнительные источники информации. Многие компании регулярно организу­ют информационные встречи для специально приглашенных аналитиков. Однако такую практику следует считать недопустимой с точки зрения этики, поскольку она дает преимущества приглашенным и оказывается несправедливой по отно­шению к остальным. Может быть, другие стороны также нуждаются в дополни­тельной информации? Если это так, то могут ли они ее интерпретировать? И как решить проблему проверки информации?

Каждый раз, включая в отчет одни показатели, компания пренебрегает другими. Поэтому, описывая свою деятельность, компания оказывает влияние на пользователя, независимо от точности предоставляемой информации. Об этом уже говорилось в главе 5. Мы привели правила ведения бухгалтерского учета, уменьшающие риск того, что пользователи получат недостоверную информацию. При описании различных ас­пектов деятельности компании, аналогично тому, как это делается в стратегических картах, предполагается, что пользователь сам будет интерпретировать предоставлен­ную ему информацию. Конечно, остается опасность того, что пользователь будет вве­ден в заблуждение, даже если сообщенные ему данные проверены.

Однако альтернативой остается куда менее полное представление о компании, получаемое при прочтении традиционного финансового отчета. А если в баланс будут включены дополнительные виды нематериальных активов, то тем самым ответственность за достоверность их оценки падет на человека, ее проводившего. Мы считаем, что единственный выход в данной ситуации — это детализация ин­формации за счет увеличения количества показателей, в частности, содержащихся в стратегических картах. Это дает читателю возможность самостоятельно выбрать метод оценки информации. При этом весьма полезной оказалась бы помощь ру­ководства компании, например, в виде описания вероятных сценариев развития событий, на основе которых оно планирует свои дальнейшие действия. Однако неизвестно, насколько откровенным может быть руководство — ведь разглашает­ся секретная информация по стратегическим вопросам. Получение информации такого рода потребует больших усилий от пользователя.

^ ИНФОРМАЦИЯ ИЗ СТРАТЕГИЧЕСКИХ КАРТ ДЛЯ АНАЛИЗА И ПРИНЯТИЯ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ

В разделе главы 7, посвященном финансовым показателям, говорилось о раз­работанных в последнее время модификациях стоимостных показателей, таких как EVA. Если систему финансовых показателей можно было бы изменить так, чтобы она точнее отражала будущие доходы, это устранило бы необходимость включения в отчет показателей из стратегических карт. Можно было бы даже сказать, что финансовые отчеты используются по назначению — предоставляют достоверную и надежную информацию о положении компании, которая послу­жит основой для принятия решений финансистами, деловыми партнерами и другими сторонами.

В этом случае структуру созданных компанией нематериальных активов в ба­лансе можно было бы пересмотреть радикальнее. Затем эти изменения можно было бы учесть и отразить во внутреннем, управленческом учете. Во многих стра­нах все еще существуют значительные различия в определении активов для целей внешнего, финансового учета предприятия. Например, в годовой отчет за 1997 год шведской телекоммуникационной компании Ericsson было включено следующее дополнение.

В соответствии со шведскими нормами финансового учета, затраты на разработку программного обеспечения вычитаются из полученного дохода. Согласно общепринятым принципам бухгалтерского учета США (Generally Accepted Accounting Principles — GAAP), FAS № 86 Учет затрат на компьютерное программное обеспечение, предназначенное для продажи, аренды и т.д., эти затраты капитализируются после того, как указанный продукт достигает определенной технической готовности. Когда продукт попадает к потребителю, капитализация прекращается и начинается амортизация. Капитализация, составившая 5,232 миллиардов шведских крон, увеличила доход, а амортизационные отчисления, составившие 3,934 миллиардов шведских крон, были вычтены из дохода за период, когда размер дохода определялся в соответствии с нормами финансового учета США.

В результате чистая прибыль увеличилась более чем на 160 миллионов долла­ров, что после уплаты налогов составит около 10% от годовой прибыли.

Однако у компании Ericsson есть и другие проектно-конструкторские работы; она несет расходы, направленные на развитие в будущем, которые также могут считаться инвестициями в нематериальные активы. По нашему мнению, для эффективного управления такими расходами большая их часть должна быть отнесена к категории активов. Тем не менее, нужно проявлять осторожность, когда речь заходит об ин­формации для внешних пользователей. Когда такой отчет не предоставляется, это скорее всего объясняется трудностями, связанными с проверкой наличия этих акти­вов и выявлением тех, кто ими распоряжается. Расхождение во мнениях по поводу их текущей ценности не должно вызвать дополнительных проблем только потому, что эти активы нематериальные, — стоит подумать обо всех сооружениях и оборудовании специального назначения, практически не имеющих рыночной стоимости, но тре­бующих огромных затрат для своей замены в случае выхода из строя.

Это одна из основных причин того, почему стратегические карты играют столь важную роль в качестве дополнения к годовому отчету. Для выявления истинных значений данных при составлении баланса потребуется прогноз будущего компа­нии, одобренный всеми заинтересованными сторонами. Поскольку будущее обычно неопределенно, расчет значений показателей для такого прогноза будет представлять собой своего рода дисконтирование будущей стоимости с учетом те­кущей стоимости. Пользователи этого прогноза должны будут согласиться с длинным перечнем допущений2, в том числе таким: денежная оценка остается ве­дущей для благ, создаваемых этой компанией, причем необходимо учитывать возможность изменения стоимости денег в будущем.

Можно сказать, что рынок, по сути, сам решает, какой из методов оценки следует применять. Инвесторы с разными целями могут инвестировать средства в разные компании в зависимости от того, насколько те соответствуют их предпоч­тениям. Но зачастую инвесторы страдают от нехватки информации, а рынок ак­ций интересующих их компаний функционирует нестабильно. В лучшем случае бухгалтерский баланс представляет картину, нарисованную в соответствии с оп­ределенными правилами, которую понимают те, кто знаком с этими правилами; однако он не полностью отражает стоимость компании. Определить реальную стоимость компании помогла бы дополнительная информация, однако компании, согласившиеся предоставить ее, видимо столкнутся с риском раскрытия внутрен­ней информации, о чем уже говорилось выше. Например, должны ли компании предоставлять специализированную информацию финансовым аналитикам и не будет ли такая практика нарушением этики рынка?

Какие решения пользователей требуют более подробной информации в виде пока­
зателей из стратегических карт? Видимо, можно очертить круг возможных пользова­
телей этой информации. Вряд ли среди них будет много крупных организаций-
инвесторов, у которых есть другие способы получения нужной им информации (хотя
им, вероятно, тоже было бы легче интерпретировать данные, представленные в более
структурированной форме, в частности модель стратегических карт, чем анализиро­
вать разнородную информацию, зачастую представленную в довольно специализиро­
ванном формате). А небольшие инвесторы с диверсифицированными портфелями
ценных бумаг, возможно, не смогут воспользоваться более подробной информацией.
Мы считаем, что основными пользователями этой информации будут акционеры сред­
ней величины, которые обращаются к открытым источникам за дополнительной ин­
формацией о компании и ее положении на рынке. Эти пользователи заинтересованы
в оценке деятельности компании, которую они могут провести на основе показателей
стратегических карт, и у них есть время, для того чтобы уделить ей должное внима­
ние. ^ Крупные кредиторы могут воспользоваться стратегическими картами для оценки
степени своего риска. Служащим и деловым партнерам компании стратегические кар­
ты помогут ответить на вопрос: "Соответствует ли стратегия компании нашим собст­
венным ожиданиям и инвестирует ли компания достаточно средств, чтобы обеспе­
чить достижение наших целей в будущем?' ь

2 Обсуждение показателей, требующих согласия сторон, читатель найдет в главе 5.

Этим объясняется сравнительно невысокий интерес к стратегическим картам в составе финансовых отчетов, о котором говорилось выше. Однако мы считаем, что важно представить ясную и полную картину положения компании или кор­порации на рынке, смотря о чем идет речь. Представленная информация должна отражать объем инвестиций компании в нематериальные активы (интеллектуаль­ный капитал) за последние несколько лет и должна раскрывать аспекты деятель­ности, в которых эти инвестиции способствовали созданию активов стратегиче­ского характера. К числу этих аспектов могут принадлежать, например, основные бизнес-процессы, отношения с потребителями или информационные технологии. Необходимо предоставить достоверную информацию об этих активах, даже если сложно найти заслуживающие доверия показатели.

Одна из проблем заключается в том, что информация о таких инвестициях секретна с точки зрения стратегии. Р. Каплан и Д. Нортон в своей книге [Kaplan & Norton, 1996a] рассказали о финансовом директоре, который совер­шенно не переживал из-за того, что забыл в самолете внутренние отчеты ком­пании, но очень волновался из-за забытой вместе с ними отчетности в формате стратегических карт: по его мнению, конкурент, обладающий этой информаци­ей, получит полное представление о стратегии компании. В основном так же дело обстоит, когда компании осуществляют инвестиции за рубежом, нанимают исследователей или строят фабрики для производства определенного вида про­дукции. Разница лишь в том, что эти действия ни от кого не скрывают. Потен­циальные вкладчики (покупающие акции на фондовой бирже или инвестирую­щие средства по-другому) также должны иметь возможность решить, будут ли они помогать компании инвестировать средства в программное обеспечение, обучение, новую продукцию или в любые другие нематериальные активы. Сле­довательно, эти инвестиции необходимо описать и, возможно, прокомментиро­вать в годовом отчете; кроме того, следует объяснить, почему приобретенные нематериальные активы так нужны для будущего компании.

^ ДЛЯ КОГО ПРЕДНАЗНАЧЕНА ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ В ГОДОВОМ ОТЧЕТЕ?

Уже задолго до того, как впервые заговорили о концепции стратегических карт, многие понимали, что компании, по крайней мере, действующие в сфере услуг, должны представлять в отчетах более полную картину своей деятельности. В 1970-е годы предпринимались попытки общественного аудита и включения в отчет дополнений о взаимодействии компании с окружающей средой, в 80-е годы в отчет включались данные о использовании трудовых ресурсов. В 90-е годы в финансовых отчетах некоторых шведских компаний появилась дополнительная информация по таким вопросам, как квалификация сотрудников и воздействие компании на окружающую среду. К. Свейби [Sveiby, 1997, р. 185] приводит неко­торые примеры такого рода и отмечает, что "даже крупнейшие в мире компью­терные компании, занимающиеся консалтингом, такие как EDS и Cap Gemini Sogeti, в своих отчетах ограничиваются немногочисленными упоминаниями о том,

что у них работают люди". Таким образом, обсуждаемые здесь концепции пока еще не нашли широкого применения.

Хотя в целом мы приветствуем эту тенденцию, все же есть определенные ого­ворки. Показатели, приводимые некоторыми компаниями, можно с небольшой натяжкой считать вариантами стратегических карт. Однако эти показатели не лишены недостатков, и все эти годы их использование было ограниченным. Ос­новное возражение против их применения состоит в том, что они не удовлетво­ряют упомянутым выше требованиям, а именно — не позволяют руководству компании обосновать необходимость инвестиций в различные виды интеллекту­ального капитала с учетом вероятных вариантов развития компании. Возможно, нам потребуются новые экспертные учреждения, которые будут давать объектив­ные, насколько это возможно, заключения по поводу обоснованности такой ар­гументации. Но кто будет наделять такое учреждение соответствующими полно­мочиями? Возможно, это сделает руководство компании, которое стремится убе­дить в своей правоте третьих лиц, подобно тому, как оно нанимает аудиторов для ревизии бухгалтерских книг (хотя формально аудиторы назначаются на ежегод­ном собрании акционеров). Возможно, необходимо ознакомить третьих лиц с планами и системами компании, предоставив им гораздо более детальную ин­формацию, чем они надеялись получить.

Своего рода рекомендация по проведению такого рода аудита содержится в последней публикации одной из крупнейших аудиторских фирм KPMG: "Сегодняшний аудитор при формировании мнения о правильности выводов, сде­ланных в финансовом отчете, должен уделять больше внимания информации об отрасли специализации и компании клиента, а также о взаимодействии компании с окружающей средой" [Bell et al., 1997]. Таким образом основное внимание по-прежнему уделяется финансовому аудиту. Но KPMG утверждает, что в аудитор­ский отчет следует включать, помимо прочего, обзор внутренних бизнес-процессов, степень осведомленности компании о своих потребителях и отноше­ния с работниками, выявленные в ходе исследований. Фактические данные, по­лученные в результате проведения такого аудита, следует соотнести с планируе­мыми показателями, принимая во внимание стратегии, сформулированные руко­водством. В противном случае компаниям, конкурентоспособность которых сильно зависит от интеллектуального капитала, будет трудно убедить участников рынка в своей инвестиционной привлекательности. Компании, испытывающие сильнейшую зависимость от своего интеллектуального капитала, обычно недоста­точно привлекательны для акционеров, следовательно, им будет сложно получить финансирование на фондовой бирже. Чем больше специализированных показате­лей использует компания, тем выше должна быть профессиональная квалифика­ция и осведомленность пользователей ее отчетов. Конечно, такие требования не представляют никаких проблем для небольшой группы инвесторов. Может быть поэтому информация из стратегических карт наиболее полезна для узкого круга довольно крупных акционеров, компаний-партнеров и служащих. Данные из стратегических карт могут приводиться там, где пользователи ожидают найти бо­лее подробную информацию о компании, например на ее Web-страницах в

Internet. Представляя различные подразделения крупной корпорации в корпора­тивной локальной сети, руководство, возможно, захочет привести информацию о них в формате стратегических карт; при этом, щелкнув на интересующем пункте меню, пользователь сможет ознакомиться с дополнительной информацией. Кро­ме того, информация, представленная в корпоративной локальной сети, может играть роль "клея", скрепляющего различные части воображаемой организации [Hedberg et al., 1997]. Этот вопрос будет рассматриваться в следующем разделе.

^ ИНФОРМАЦИЯ ИЗ СТРАТЕГИЧЕСКИХ КАРТ В ОТНОШЕНИЯХ С КОНТРАГЕНТАМИ

Взаимоотношения независимых компаний представляют собой пример как внутреннего, так и внешнего использования стратегических карт.

Таким образом, мы хотим координировать работу виртуальных компаний в значительной степени за счет частого опроса сотрудников по определенным про­блемам деятельности, одним из звеньев которой они являются. Следовательно, информация может быть нематериальным, но эффективным средством воздейст­вия в тех ситуациях, когда формальная власть ограничена.

Эти критерии должны основываться на совместно созданной ценности для по­требителей, а также на особых факторах успеха для самого совместного предпри­ятия, таких как количество совместных проектов, количество личных контактов или вклад в создание совместных баз данных. Если будет доказано, что это спо­собствует повышению прибыльности совместного предприятия, то их примене­ние можно считать оправданным.

РЕЗЮМЕ

В этой главе мы показали различие мнений о том, насколько необходимо и возможно дать акционерам и участникам рынка более полное представление о компании на основе модели стратегических карт. Из проведенного анализа не­сложно представить себе ситуации, в которых информация такого рода будет оценена по достоинству:

11

Стратегические карты

в государственном секторе

Концепция стратегических карт основана на соображении, что финансовые показатели не всегда дают представление о важных особенностях деятельности компании. Поэтому данная модель лучше всего подходит для описания тех видов деятельности, в которых главной целью остается получение прибыли. Это осо­бенно характерно для государственного сектора. Мы опишем подходы, приме­няемые в таких ситуациях, и расскажем, какие изменения в модели потребуются при их реализации.

^ ПРИМЕНЕНИЕ СТРАТЕГИЧЕСКИХ КАРТ В ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ

Стратегические карты дополняют финансовую информацию о совершенной операции. Следовательно, в них меньше всего нуждаются компании, в которых первоочередной задачей является максимизация краткосрочной прибыли — как в некоторых видах торговли. Но было бы интересно узнать, в какой информации нуждаются эти компании и какие системы ее получения там разрабатываются. Мы считаем, что стратегические карты требуются в основном для описания тех операций, результат которых будет виден в будущем, а преимущества в виде роста прибыли видны не сразу. Такие операции выполняют отделы обслуживания и разработки, хотя их конечная цель также состоит в увеличении прибыли компа­нии в долгосрочной перспективе. Занимаются этим добровольные объединения и отраслевые организации, причем ключевые показатели могут устанавливаться для видов деятельности их участников.

Все это особенно справедливо для центральных и местных органов власти. Бу­дучи поставщиком услуг, государственный сектор имеет в основном те же требо­вания к административному управлению, что и коммерческие компании. С нача­ла 1950-х годов в США и других странах ведутся горячие споры о критериях эф-

фективности, определяющих успешность операций государственного сектора, и содержании анализа, проводимого при выборе экономической политики.

В настоящее время стратегические карты проходят испытание в некоторых подразделениях центральных и местных органов власти, но мы не знаем ни од­ного случая их более глубокого применения. В этой главе мы обсудим некоторые особенности применения стратегических карт, возникающие из-за выбора меро­приятий по политическим мотивам и их финансирования за счет налогов.

^ МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ

Окружные и муниципальные власти Швеции долгое время применяли различ­ные критерии эффективности и характеристику операций с помощью ключевых показателей. Около 20 лет назад было много разговоров о составлении сметы с нуля (в отличие от метода корректировок прошлогодних данных. — Прим. перев.)1. Идея заключалась в том, чтобы описать различные уровни достижения целей для каждого вида деятельности; тогда руководители проектов и политики могли бы выбрать предпочтительный уровень. Для этого требовалось составить план, где определялась бы величина необходимого капитала и затрат; это позволило бы проанализировать полученные результаты в зависимости от предоставленного объема финансирования. Тем не менее оказалось, что довольно трудно догово­риться о составе нужных показателей.

В последние годы значительный интерес в Швеции вызывают модели клиент-поставщик (Daven & Nilsson, 1996). Распорядительный отдел муниципалитета заказы­вает или приобретает общественно необходимые услуги и оплачивает их из налоговых поступлений. Чтобы свободно пересматривать объем предоставляемых услуг, а иногда даже самостоятельно выбирать поставщика, он освобождается от любой ответствен­ности как поставщик услуг. Эта ответственность полностью переносится на отделы муниципалитета, предоставляющие услуги. Например, окружное управление здраво­охранения можно разделить на распорядительный отдел и один или несколько отде­лов, предоставляющих услуги. Суть в том, что в контракте между клиентом и постав­щиком должно быть четко оговорено, кто чем занимается и как нужно организовать выполнение этой операции. Цель клиента — обеспечить самое лучшее обслуживание за деньги налогоплательщиков. Для достижения этой цели нужно заключить специ­альные контракты и выбрать критерии оценки оказанных услуг. Хотя и распоряди­тельные и поставляющие отделы оценивают свою деятельность в стоимостных ре­зультирующих показателях, некоторые округа сделали попытку установить не только финансовые, но и качественные параметры общественно необходимых услуг. Если оказанные услуги не соответствуют установленным качественным параметрам, то по­зитивный финансовый результат нельзя считать удовлетворительным. Поэтому в не­которых округах проведены исследования "степени удовлетворенности потребителей" с использованием методов, описанных в главе 7.

'Составление сметы с нуля вначале было частью программного планирования и бюд­жетных систем, разработанных Министерством обороны США в 1960-х годах.

Стратегическими картами могут воспользоваться как различные распорядители ус­луг — органы местного самоуправления, попечительские советы школ, больниц, так и их поставщики, отвечающие перед местными властями и гражданами за предоставле­ние качественного обслуживания. Это одно из средств предварительного определения объема необходимых ресурсов и оценки уровня ожиданий, которым нужно соответст­вовать. Кроме того, они позволяют выяснить, что уже достигнуто.

Ряд муниципалитетов Швеции фактически пользуется различными модифика­циями стратегических карт. В некоторых случаях муниципалитеты несколько лет подряд использовали ключевые показатели и критерии эффективности, которые вполне можно представить в формате стратегических карт. Считается, что основ­ное преимущество использования стратегических карт связано со сравнительным анализом, или бенчмаркингом, который легче провести для муниципальных вла­стей, чем для частных компаний. Подобные методы оценки применяются во многих районах и населенных пунктах. В этом случае не возникает проблем, свя­занных с раскрытием секретной информации, и легче найти муниципалитеты в различных регионах страны для проведения сравнительного анализа.

Сведения, предоставленные шведскими городскими властями, основаны на клю­чевых показателях, которые описывают ресурсы, виды деятельности и восприятие об­щественностью их деятельности. Другими словами, эти показатели являются частью системы, которая обычно называется моделью "затраты-выпуск" (см. рис. 1.2).

Обычно легче оценить левую часть модели — иначе говоря, затраты ресурсов и сил, а не результаты их применения. Этот факт достоин сожаления, но пользова­тели, знакомые с ситуацией в компании, могут извлечь ценную информацию да­же из левой части модели. Используемые критерии представляют собой так назы­ваемые косвенные показатели. Однако в различных частях Швеции огромные уси­лия были направлены на разработку более точных показателей, например, того, что люди думают об услугах, предоставляемых муниципальными властями. Но­вейшие статистические методы применяются, например, для оценки качества ус­луг, предоставляемых школами. Кроме того, предлагаются традиционные вопро­сы для изучения субъективного мнения, как-то: нравится ли школьникам и учи­телям микроклимат в школе, не дразнят ли учеников одноклассники, и т.д.

Показатели и соотношения показателей, сопоставляемые муниципалитетами Швеции, четко определены и в некоторых случаях отражают себестоимость еди­ницы продукции или услуги. Эти показатели распределены по категориям, соот­ветствующим различным уровням применения: для городского самоуправления, местных органов власти и подразделений. Особенно показательными считают сравнения и выявление отклонений; например, несоответствие в количестве дел, рассматриваемых каждым должностным лицом, непосредственно повлияло на принятие решений о бюджете.

Показатели описывают в основном количество имеющихся в наличии поме­щений и единиц оборудования, а также годовые затраты на обслуживание2. Сре­ди подобных показателей, например общая протяженность дорожной сети, коли-

2 Сравните с обсуждением показателей, предназначенных для оценки информационных технологий (глава 7).

чество светофоров и фонарных столбов, а затраты часто описываются ключевыми показателями, такими как отношение затрат к физической величине или количе­ству, например затраты на один фонарный столб. Уместность того или иного описания зависит обычно от способа использования соответствующего показате­ля. Однако мы считаем, что существуют интересные возможности, связанные с распределением этих показателей по разным группам, в зависимости от способов использования. Одно из преимуществ от использования этих показателей состоит в том, что результатами таких сравнений и оценок, в том числе за предыдущие годы, могут пользоваться многие органы городского самоуправления.

Эти показатели сейчас проходят испытания в нескольких муниципалитетах. Диапазон их применения варьирует от обсуждения возможностей снижения за­трат или проведения других изменений до вариантов стратегических карт. При­мер такого применения показателей можно найти в Совете по образованию и ох­ране детства муниципалитета шведского города Вастервик3; в данном случае мо­дель стратегических карт больше похожа на модель организаторов совместного дела (рис. 11.1). С помощью программы Excel Совет разработал пробную про­грамму, предоставляющую данные о положении и результатах деятельности ком­пании с разных точек зрения. Основные критерии измерения приведены в табл. 11.1.



Рис. 11.1. Предлагаемые сферы ориентации в модели стратегиче­ских карт для городского Совета по образованию

Критерии измерения представляют собой систему оценок по пятибалльной шкале (в основном оценки, касающиеся учащихся и служащих), процентные со­отношения (финансовые показатели), суммы инвестиций (деньги, потраченные на информационные технологии) и количество (новые образовательные програм­мы). Для этого специально выбрали приблизительные, всем понятные критерии.

Мы считаем все эти испытания очень интересными. Безусловно, то, что верно для стратегических карт, используемых для других операций, справедливо и в

3 Этот материал, нигде не публиковавшийся, предоставлен Рольфом Ларсоном (Rolf Larsson).

данном случае: критерии должны создавать общее представление об операциях, а не описывать все в деталях. На разных уровнях более сложных операций всегда будет существовать необходимость во множестве критериев измерения и ключе­вых коэффициентов, как в стратегических картах, так и в других методах оценки.

^ Таблица 11.1. Основные критерии измерения







Аспекты

Критерии измерения

Финансы

• Результаты деятельности компании по сравнению с бюджет­ными показателями (несколько разных соотношений)

Учащиеся

• Качество (знания, чувство защищенности, степень развития)




• Процент довольных учеников




• Проблемы




• Участие родителей

Преподаватели и обслужи­вающий персонал

• Квалификация и верность делу • Взаимодействие




• Удовлетворение от выполнения работы




• Повышение квалификации

Развитие

• Повышение квалификации




• Инвестиции в информационные технологии




• Новые методики обучения




• Новые образовательные программы

Администрация учебного

• Эффективность деятельности совета

заведения

• Эффективность работы администрации




• Расширение штата




• Система оценивания

upravlenie-psihologiej-personala.html
upravlenie-razvitiem-sportivno-ozdorovitelnogo-departamenta-v-gostinichnom-biznese.html
upravlenie-riskami-imeyushimi-katastroficheskie-posledstviya-teoriya-katastrof.html
upravlenie-riskami-v-kommercheskih-bankah-chast-13.html
upravlenie-riskami-v-kommercheskih-bankah-chast-18.html
upravlenie-riskami-v-kommercheskih-bankah-chast-4.html
  • notebook.bystrickaya.ru/klk-ralina-haliarali-atinasta-aupt-zhkterd-tasimaldaua-rsat-beru-turali-kulk-beru-memlekettk-krsetletn-izmet-standarti.html
  • studies.bystrickaya.ru/dengi-i-ceni.html
  • testyi.bystrickaya.ru/aktivnie-metodi-obucheniya-ispolzuemie-pri-podgotovke-seminarov-po-prakticheskoj-stilistike.html
  • desk.bystrickaya.ru/osirise-i-izide-chem-temnee-noch-tem-yarche-sverkayut-zvezdi.html
  • school.bystrickaya.ru/intuiciya-kak-chast-tvorcheskoj-deyatelnosti-zhurnalista.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zaverennaya-g-magnitogorsk-2007-g-stranica-4.html
  • testyi.bystrickaya.ru/45000-52500-novij-god-garantirovannie-nomera.html
  • student.bystrickaya.ru/11dva-dela-iz-razryada-ni-za-chto-na-svete-rassvet-sumerki.html
  • thescience.bystrickaya.ru/k2kapital-finansovie-novosti-20042009okolo-70-rossijskih-stroitelnih-kompanij-nahodyatsya-na-grani-bankrotstva.html
  • thesis.bystrickaya.ru/programma-minimum-kandidatskogo-ekzamena-po-specialnosti-08-00-12-buhgalterskij-uchet-statistika-po-ekonomicheskim-naukam.html
  • writing.bystrickaya.ru/dal-vladimir-ivanovich.html
  • literature.bystrickaya.ru/ekonomikali-teoriya-negzder-pnnen-2-arali-bailau-testter-barli-ekonomikali-emes-mamanditardi-studentter-shn.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/pamyatnie-dati-biografiya-l-i-bogoraz-bogoraz-bruhman-larisa-iosifovna-1929-2004-filolog-obshestvennij-deyatel.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zadumajtes-na-mgnovenie-i-predstavte-sebe-dvadcatoe-stoletie-kak-simfoniyu-garmonicheskoe-sochetanie-fugi-kreshendo-spletenie-melodij-odna-iz-kotorih-s-neyasno-stranica-14.html
  • knigi.bystrickaya.ru/s-e-melchagova-dizajner-oblozhki-stranica-3.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/razdel-iii-rossijskaya-tamozhennaya-akademiya-institut-distancionnogo-obucheniya-perepodgotovki-i-povisheniya-kvalifikacii.html
  • doklad.bystrickaya.ru/virobnicho-torgvelna-struktura-pdprimstv-harchuvannya-chast-4.html
  • spur.bystrickaya.ru/lukojl-trans.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/spisok-detej-sirot-i-detej-ostavshihsya-bez-popecheniya-roditelej-i-lic-iz-chisla-detej-sirot-i-detej-ostavshihsya-bez-popecheniya-roditelej-ne-imeyushih-zakreplennogo-zhilya-na-01-0-2010g-stranica-7.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/pervaya-v-moskve-detskaya-bolnica.html
  • essay.bystrickaya.ru/ciklicheskij-harakter-razvitiya-rinochnoj-ekonomiki.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/programma-zdorove-plotnikovo-2006-god-soderzhanie.html
  • literature.bystrickaya.ru/bogucharovskaya-srednyaya-obsheobrazovatelnaya-shkola.html
  • doklad.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-k-discipline-psihologiya-zdorovya-specialnost-psihologiya-p3-p5-ukrainskij-yazik-i-literatura-psihologiya-up5.html
  • letter.bystrickaya.ru/nejrokompyuteri-i-ih-primenenie-takova-tema-doklada-zaveduyushego-kafedroj-vichislitelnoj-tehniki-i-zashiti-informacii-ugatu-doktora-tehnicheskih-nauk-profess.html
  • testyi.bystrickaya.ru/7-poryadok-konkursnogo-otbora-uchitelej-prika-z.html
  • textbook.bystrickaya.ru/kaabulhanova-slavskayasocialnoe-mishlenie-lichnosti-problemi-i-strategii-issledovaniya.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/ukazaniya-po-zapolneniyu-form-federalnogo-statisticheskogo.html
  • znanie.bystrickaya.ru/7-metodicheskie-ukazaniya-po-provedeniyu-prakticheskih-zanyatij-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-opd-f-finansi.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/rekomendacii-po-vedeniyu-deloproizvodstva-v-pervichnih-organizaciyah-belorusskogo-profsoyuza-rabotnikov-stroitelstva-i-promstrojmaterialov.html
  • studies.bystrickaya.ru/ekspertiza-v-arbitrazhnom-sude.html
  • universitet.bystrickaya.ru/test-chya-ochered-mit-posudu-evgenij-pavlovich-ilin.html
  • shpora.bystrickaya.ru/zadacha-marketologa-vibrat-nailuchshee-dlya-firmi-sochetanie-etih-elementov.html
  • znanie.bystrickaya.ru/auditornaya-rabota-lekcii-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-filosofiya-prava.html
  • textbook.bystrickaya.ru/grinin-l-e-periodizaciya-istoricheskogo-processa-i-nauchno-informacionnaya-revolyuciya.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.